16 ноября 2018
карта сайта

Блоги пользователей сайта СПОРТ В ТВОЕМ ДВОРЕ


Здесь Вы найдете информацию, которую добавляют на сайт СПОРТ В ТВОЕМ ДВОРЕ наши блогеры - авторы персональных сетевых журналов (блогов). Статьи появляются на этой странице в хронологическом порядке (последняя из добавленных записей находится в самом верху). Вы можете почитать все статьи каждого блогера в отдельности, выбрав в меню слева (большой зеленый столбец) имя конкретного автора.
Любой посетитель нашего сайта может завести здесь свой блог. Сообщите нам о своем желании стать автором блога - и Вы получите возможность делиться своими впечатлениями, наблюдениями и опытом с широкой аудиторией любителей спорта и поклонников здорового образа жизни.

avatar

Статьи, эссе, доклады, истории и поэмы на русском и английском языках

Ответы на экзаменационные билеты по литературе

Ответы на некоторые вопросы в билетах на школьных экзаменах по литературе

Билет 1, вопрос 2

В. А. Жуковский считается одним из отцов русского романтизма. В 1812 году поэт закончил одну из самых знаменитых своих баллад - «Светлана».  В «Светлане» используется традиционный для романтической поэзии сюжет. К одинокой невесте после долгой разлуки возвращается жених. Он приглашает деву в дальний путь, и она пускается в странное путешествие. Темная ночь, свет луны, пустынное кладбище, зловещие слова жениха - все предвещает какой-то страшный конец. В финале выясняется, что жених - это оживший, чтобы забрать с собой в могилу невесту, мертвец, и дева погибает вместе с ним. «Светлана» - произведение радостное, несмотря на присутствие в нем загробной жизни. Героиня баллады оказывается наедине с женихом-мертвецом, но вдруг... просыпается и встречает при свете дня благополучно вернувшегося возлюбленного. «Светлана» достаточно реалистична, и страшное в мире этой баллады может только присниться. Но в начале повествования мы не знаем, что происходящее - лишь сон героини. Светлана молится о том, чтобы вернулся ее возлюбленный. В полночь, во время гадания, жених неожиданно появляется и зовет Светлану венчаться. Она соглашается, и начинается страшное путешествие. Кони проносятся мимо одинокого храма, в котором идет отпевание. Начинается метель: 

Снег валит клоками,
Черный ворон, свистя крылом,
Вьется над санями...
   Перед одинокой избушкой дева волшебным образом остается одна. Войдя в дом, она обнаруживает в нем «безответного жителя» - мертвеца, накрытого саваном. Светлана в страхе ждет утра. К ней прилетает «белоснежный голубок». Мертвец начинает оживать, но божественный защитник порхает к нему на грудь и лишает силы. Светлана
с ужасом узнает в покойнике жениха и просыпается.
  Финал стихотворения приподнят и торжествен. Солнечный свет, крик петуха, звон колокольчика - все резко контрастирует с мрачным сном. Автор прямо обращается с пожеланием ей счастья:
Будь вся жизнь ее светла,
Будь веселость, как была,
Дней ее подруга.
   Композиция баллады позволяет Жуковскому добиться реалистического эффекта. Страшный сон находится в «жизненной» рамке, полной достоверных подробностей. Светлые и мрачные образы поэт создает при помощи таких художественных средств, как эпитет, олицетворение, параллелизм. В реалистической части баллады эпитеты
в основном радостные: «звонкий», «статный», «сладостный», «милый». Мрачное настроение сна передается эпитетами: «унылый», «одинокий», «черный», «страшный». Природа предстает в произведении одухотворенной: жалобно кричит сверчок, зловеще каркает ворон, радуется дню петух. Душевное смятение Светланы подчеркивается
снежной бурей, ее радость - солнечным светом. Жуковский активно использует междометия («ах», «о», «чу»), риторические восклицания и вопросы, придает балладе живое, энергичное звучание.

 

Билет 6, вопрос 2

Стихотворение “Деревня” было написано Пушкиным в 1819 году, в так называемый “петербургский” период его творчества. Наиболее важными для Пушкина вопросами в этот период являлись общественное устройство России, социальная и политическая несвобода многих людей, деспотичность самодержавно-крепостнической системы управления...

    Стихотворение “Деревня” поэт посвящает проблеме крепостного права, волновавшей многих мыслящих людей того времени. Стихотворение имеет двухчастную композицию: первая часть (до слов “...но мысль ужасная...”) представляет собой идиллию, в то время как вторая — политическую декларацию, воззвание к сильным мира сего.
    Деревня для лирического героя — это, с одной стороны, “пустынный уголок”, некий идеальный мир, где царят тишина и гармония. В этом краю, “приюта спокойствия, трудов и вдохновенья”, герой обретает духовную свободу, предается “творческим думам”. Образы этой части стихотворения: “темный сад с его прохладой и цветами”, “светлые ручьи”, “нивы полосаты”, “в дали рассыпанные хаты”, “мельницы крылаты”, — романтизированы, что создает идиллическую картину покоя и умиротворения. Но совсем другая сторона жизни в деревне открывается нам во второй части, где поэт безжалостно обличает безобразие социальных отношений, произвол помещиков и бесправное положение народа. “Барство дикое” и “рабство тощее”, основные образы этой части, воплощают “невежества убийственный позор”, всю неправильность и бесчеловечность крепостного права. Лирический герой, отождествляемый с самим поэтом, называющий себя “другом человечества”, не приемлет этой несправедливости и беззакония, желает “тревожить сердца...” людей, обнажая бесчинства помещиков и безысходность жизни крестьян, мечтает увидеть “народ неугнетенный” и “отечество свободы просвещенной”. Мир же, окружающий героя, полный жестокости и насилия, мир, где одни “тягостный ярем до гроба <...> влекут”, а другие, “не видя слез, не внемля стона”, “присвоили себе <...> и труд, и собственность, и время земледельца”, выглядит особенно безобразно на фоне прекрасной, гармоничной природы, царства “счастья и забвенья”. Таким образом создается контраст между двумя частями стихотворения, позволяющий с особой силой выявить идею ущербности, невозможности существования крепостного права.
    Поэтом используется и множество изобразительно-выразительных средств языка. В первой части они создают романтическую и умиротворенную атмосферу: “льется дней моих поток”, “мельницы крылатые”, “озер лазурные равнины”, “мирный шум дубрав”, “тишина полей”. А во второй части изобразительные средства используются поэтом, чтобы с наибольшей яркостью обличить безобразие социального строя: “...насильственной лозой”, “чуждый плуг”, “измученные рабы”, “неумолимый владелец”. Кроме того, последние семь строк стихотворения наполнены риторическими вопросами и восклицаниями, ибо имеют характер воззвания к окружающим, выражают возмущение лирического героя и его нежелание мириться с несправедливым устройством общества.

Билет 7, вопрос 2

В стихотворении «Родина» Лермонтов противопоставляет свой патриотизм патриотизму официальному, казённому. Он заявляет о своей кровной связи с русской, родной ему природой, с русским народом, горестями и радостями его жизни. Свою любовь к родине Лермонтов называет «странной» потому, что он любит в своей стране народ, природу, но ненавидит «страну господ», самодержавно-крепостническую, официальную Россию.

    В стихотворении Лермонтова «Родина» Добролюбов находил полное выражение такого истинного патриотизма. Он писал:
    «Лермонтов... обладал, конечно, громадным талантом и, умевши рано постичь недостатки современного общества, умел понять и то, что спасение от этого ложного пути находится только в народе. Доказательством служит его удивительное стихотворение «Родина», в котором он понимает любовь к отечеству истинно, свято и разумно. Он говорит:
    Люблю отчизну я, но странною любовью;

    Не победит её рассудок мой,

    Ни слава, купленная кровью,
    Ни полный гордого доверия покой,
    Ни тёмной старины заветные преданья
    Не шевелят во мне отрадного мечтанья.
    Что же любит этот поэт, равнодушный и к воинской славе, и к величавому покою государства, и даже к преданьям тёмной старины, записанным смиренными иноками-летописцами?.. Вот что он любит:
    Просёлочным путём люблю скакать в телеге... И т. д.
    Полнейшего выражения чистой любви к народу, гуманнейшего взгляда на его жизнь нельзя и требовать от русского поэта».
    Высокий патриотизм Лермонтова прекрасно раскрывается в этом небольшом стихотворении, написанном так задушевно.
    В реалистической лирике Лермонтов достигает большого художественного мастерства.
    Стихотворный язык Лермонтова-реалиста сохраняет присущую его ранним, романтическим стихотворениям выразительность. Лермонтов не отказывается от широкого использования эпитетов, отражающих душевные переживания, от взволнованной речи, насыщенной вопросительными и восклицательными предложениями. Но он меньше применяет метафор, особенно развёрнутых. Его стих становится проще, живее, достигает естественной непринуждённой разговорной речи. Шире использует Лермонтов ритмические возможности русского стиха. Он начинает чаще применять трёхсложные размеры (дактиль, анапест, амфибрахий, допускает чередование амфибрахия с анапестом).

 

Билет 7, вопрос 3

В повести "Метель" автор выводит подчеркнуто обычных людей, не блещущих умом, талантом, силой духа, и показывает, как причудливо может сложиться жизнь, если вмешается необъяснимая и непредвиденная случайность.

Герои "Метели" - уездная мечтательная и сентиментальная барышня и бедный прапорщик, находящийся в отпуске. Они влюблены друг в друга, родители против, и вот Маша и Владимир, по классическим канонам жанра романа, решают бежать и тайно обвенчаться. Все спланировано и рассчитано, верные слуги готовы помочь, друзья жениха соглашаются стать свидетелями и даже "жизнь за него отдать", батюшка согласился венчать... И ничего не получилось! Вмешался случай, судьба рассудила по-своему. Поднялась метель, закружила в поле жениха, и он опоздал на "собственную свадьбу. И эта же метель привела к деревенской церкви проезжего офицера Бурмина, который и оказался под венцом с незнакомой барышней. Ему это казалось шуткой, проказой, и только потом он осознал, что шутить с судьбой опасно! Два незнакомых друг другу чело-река соединены узами брака, но не могут надеяться на Любовь и супружескую жизнь. Они не могут даже найти 1фуг друга.
Судьба вмешалась еще раз, дав возможность героям встретиться по-настоящему и полюбить друг друга. Это невероятный союз, который начался свадьбой, а продолжился через несколько лет знакомством, может быть счастливым, по мнению Пушкина. А метель - это символ судьбы, того непонятного, причудливого и своенравного игрока, который держит в руках карты нашей жизни.

 

Билет 8, вопрос 2

 Чтобы понять, в чем заключается сущность конфликта между Чацким и Фамусовым, следует обратиться ко второму явлению второго действия. Именно здесь между Чацким и Фамусовым завязывается диалог, исполненный большого драматического напряжения. Сталкиваются герои, думающие о разном и по-разному. В начале разговора Чацкий говорит о Софье и только о Софье. Фамусов, имеющий свои планы относительно Софьи и боящийся Чацкого как возможного претендента на ее руку, о Софье с Чацким как раз меньше всего желает говорить. Он старается увести от этой темы. Постепенно диалог между Чацким и Фамусовым становится все более острым. Словесная дуэль вокруг Софьи перерастает в столкновение воззрений, идей, нравственных понятий. Столкновение на личной почве делается по своему характеру столкновением политическим и мировоззренческим. Но резкая печать личного остается на этом споре и тогда, когда он становится совсем не личным. Тема Софьи отнюдь не исчезает вовсе: она уходит только в глубочайший подтекст. Именно этим объясняется предельная горячность спора и крайняя запальчивость спорящих.

      Споря с Чацким, защищая свой взгляд на вещи и свои идеалы, Фамусов еще больше, чем в сцене с Петрушкой, высказывает всю ретроградность и своих взглядов, и своих идеалов. Его рассказ о Максиме Петровиче, который «на золоте едал» и, когда было нужно, перед императрицей «отважно жертвовал затылком», открывает для Чацкого возможность страстной отповеди, позволяет ему проявить всю силу и остроту ума:

      Свежо предание, а верится с трудом.

      Чацкий открыто издевается над идеалами Фамусова:

      Хоть есть охотники поподличать везде,
      Да нынче смех страшит и держит стыд в узде...

      Слова Чацкого о смехе Фамусов, должно быть, принимает особенно близко к сердцу. Смех действительно страшит его больше всего. Недаром, когда Чацкий начинает иронизировать над ним и над его идеалами, гнев и раздражение Фамусова переходят всякие границы. Все, что он теперь говорит, он говорит вне прямой зависимости от слов Чацкого:

      Ах! боже мой! он карбонари!
      Опасный человек!..
      Что говорит! и говорит, как пишет!
      Он вольность хочет проповедать!
      Да он властей не признает!


      Важное место во втором явлении II действия занимает монолог Чацкого «И точно, начал свет глупеть...», в котором он сравнивает «век нынешний» и «век минувший». Это не упражнение в красноречии, не попытка «просветить» Фамусова, - это вынужденная и страстная защита тех начал жизни, которые ему дороги и от которых он отказаться не может. Конечно, Чацкий молод, горяч и увлекается тем, о чем говорит. Наивность Чацкого не в том, что он пространно объясняется с Фамусовым, пытаясь убедить его в верности своих мыслей, а прежде всего в том, что он считает «век минувший» отошедшим, верит, что «век нынешний» уже сделал свои завоевания и что это необратимо.
      Как опровержение этой иллюзии Чацкого появляется Скалозуб. Он немногим старше Чацкого, но является ярым защитником «века минувшего». Чацкий, слыша, что его «жалеют» союзники в споре Фамусов и Скалозуб, не может сдержать негодования. Монолог «А судьи кто?...» (действие второе, явление пятое) рожден протестом Чацкого: его отдают на суд Скалозуба! Сдержанность оставляет героя, и он открыто вступает в конфронтацию с людьми, которые являются «столпами» общества, резко высказывается против милых сердцу Фамусова порядков екатерининского века, «века покорности и страха - века лести и спеси».

Билет 11, вопрос 2

Стихотворение «Как часто, пестрою толпою окружен» в основе своей имеет реальные события, имевшие место в жизни поэта. Поставленная Лермонтовым перед текстом стихотворения дата 1-е января была весьма загадочной. Появление в печати этого стихотворения вызвало ярость Николая I, а также Бенкендорфа. Это известно давно. Но почему ярость – это понятно не было. Оказывается, стихотворение направлено против самого Николая I – с ненавистью и презрением. 

Николай I очень любил маскарады вообще, и в частности маскарады, которые устраивались в петербургском Большом театре. На новогоднем маскараде в Большом театре, который состоялся первого января 1840 года, присутствовал сам Николай I. Самодержец предстал здесь в своей обычной роли искателя легких знакомств. Когда Лермонтов говорит в своем стихотворении о желании «смутить веселость их», «дерзко бросить им в глаза железный стих, облитый горечью и злостью», он имеет в виду прежде всего самого Николая I. Царь прекрасно понял, в кого метил Лермонтов. Это и явилось причиной его ярости.
Как и во многих других стихах поэта, здесь сатирические мотивы находятся в соседстве с элегическими. Вначале несколькими точными штрихами поэт рисует надменных, духовно нищих людей «большого света». В «пестрой толпе» звучат «затверженные речи», «мелькают образы бездушных людей». Поэту духовно чужды эти «приличьем стянутые маски». Отвратительные Лермонтову и лживые и неискренние отношения между мужчиной и женщиной в свете. Здесь нет настоящей любви, все решают деньги и чины:
Когда касаются холодных рук моих
С небрежной смелостью красавиц городских
Давно бестрепетные руки …
Чтобы забыться, отдохнуть от «блеска и суеты», поэт погружается в воспоминания о близкой сердцу поре детства и юности:
И вижу я себя ребенком, и кругом
Родные все места: высокий барский дом
И сад с разрушенной теплицей …
Здесь сатира уступает место элегии. Лермонтову дороги родные тарханские места. Поэт думал «о ней», плакал и любил юное «созданье с глазами, полными лазурного огня …»
Прием «погружения» в воспоминания о далеком прошлом, о прекрасных былых днях – тема в поэзии не новая. Лермонтов убежден в том, что невозможно жить одной привязанностью «к недавней старине». Приятные мечты о прошлом являются обманом, вернее самообманом. Вот почему Лермонтов восклицает: «… опомнившись, обман я узнаю …» Заканчивается стихотворение гневным вызовом миру ханжества и зла, протестом против бездушного «света»:
О, как мне хочется смутить веселость их
И дерзко бросить им в глаза железный стих,
Облитый горечью и злостью !..
Композиция стихотворения делится на 2 части. В первой – острые и точные характеристики высшего общества, во второй – безмятежный мир юности. Произведение состоит из семи строф, представляющих собой шестистишие, которое четко делится на двустишие с последовательной (смежной) рифмой, и на четверостишие, где поэт использует опоясывающую рифму. Тем самым автор как бы «затворяет», замыкает четверостишие в себе, делая его более законченным, мысль – завершенной. Строфа – одно предложение.
Используются яркие художественные изобразительные средства: эпитеты («пестрая толпа», «затверженные речи», «бездушные образы», «лазурный огонь»), метафоры («железный стих», «облитый горечью и злостью»); сравнения («лечу я вольной птицей»); олицетворения («листы шумят», «луч глядит», «встают вдали туманы»).
Чтобы передать свое волнение, возмущение и злость поэт использует восклицательные предложения, междометия:
О, как мне хочется смутить веселость их …
Стихотворение написано шестистопным и четырехстопным ямбом. Более короткие третья и шестая строка содержит как бы вывод, быструю оценку:
Наружно погружаясь в их блеск и суету,
Ласкаю я в душе старинную мечту,
Погибших лет святые звуки …
Стихотворение волнует не только потому, что в нем обличен высший свет. Нас пленяет богатый духовный мир самого поэта, его глубокие мысли и чувства: «неприязнь» к «бездушным людям», мечта о безмятежной и, увы, скоротечной жизни в юности и осознание бесплодности этой мечты, трезвое понимание невозможности вырваться из «завистливого и душного» светского общества.
Осознание своей обреченности подчеркивает поэт кольцевой композицией произведения

 

Билет 13, вопрос 2

Стихотворение «Я помню чудное мгновенье» было написано А. С. Пушкиным в 1825 г. Это лирическое произведение посвящено А. П. Керн. В его основу положены реальные факты биографии Пушкина. 

    В заглавной строфе описывается первая встреча поэта и его возлюбленной. Пушкин характеризует этот момент очень яркими, выразительными эпитетами («чудное мгновение», «мимолетнее виденье», «гений чистой красоты»). Любовь для поэта – это глубокое, искреннее, волшебное чувство, которое полностью захватывает его.
    Дальнейшие три строфы стихотворения описывают следующий этап в жизни поэта - его изгнание. Тяжелое время в судьбе Пушкина, полное жизненных испытаний, переживаний. Это время «томленья грусти безнадежной» в душе поэта. Расставание с его юношескими идеалами, этап взросления («Рассеял прежние мечты»). Возможно, были у поэта и моменты отчаяния («Без божества, без вдохновенья») Упоминается также о ссылке автора («В глуши, во мраке заточенья …»). Жизнь поэта словно замерла, потеряла смысл.
    В дальнейшем поэт вновь встречает любовь своей молодости, о чем повествуют заключительные строфы стихотворения. Пятая строфа очень похожа на первую. Пушкин пробуждается, возрождается. Вместе с прекрасной музой к поэту возвращается вдохновение, желание творить.
    Данное стихотворение написано пятистопным ямбом с перекрестной рифмой. Ритм четкий, композиция очень музыкальна.

 

Билет 15, вопрос 2

 Галерею владельцев "мертвых душ" открывает Манилов. Внешность его первоначально производила очень приятное впечатление, затем - недоумение, а в третью минуту "… скажешь: "Черт знает что такое!" и отойдешь подальше…". Слащавость и сентиментальность, выделенные в портрете Манилова, составляют сущность его праздного образа жизни. Он  считает себя образованным человеком (в полку, где он служил, его считали образованнейшим), хочет "следить какую-нибудь этакую науку", хотя на столе у него "всегда лежала какая-то книжка, заложенная закладкою на четырнадцатой странице, которую он постоянно читал уже два года". Манилов создает фантастические проекты, один нелепее другого, не имея представления о реальной жизни. Манилов - бесплодный мечтатель. Он мечтает о нежнейшей дружбе с Чичиковым, узнав о которой "государь... пожаловал бы их генералами", мечтает о беседке с колоннами и надписью: "Храм уединенного размышления"... Даже речь его соответствует характеру: пересыпана сентиментальными выражениями вроде "майский день", "именины сердца". Хозяйством он не занимался, "он даже никогда не ездил на поле, хозяйство шло как-то само собою. Описывая обстановку в доме, Гоголь также замечает эту леность и незавершенность во всем: в комнатах рядом с хорошей, дорогой мебелью стояли кресла, обтянутые рогожею. Хозяин усадьбы, по-видимому, и не замечает, как имение его приходит в упадок, мысль его далеко, в прекрасных, абсолютно невозможных с точки зрения реальности мечтах.

Приехав к Манилову, Чичиков знакомится с его женой, с детьми. Чичиков со свойственной ему проницательностью сразу понимает сущность помещика и то, как с ним нужно вести себя. Он становится таким же слащаво-любезным, как Манилов. Долго упрашивают они друг друга пройти вперед и "наконец оба приятеля вошли в дверь боком и несколько притиснули друг друга".

Манилову нравится все: и город, и его обитатели. Павел Иванович с удовольствием поддерживает его в этом, и они рассыпаются в любезностях, говоря о губернаторе, полицмейстере и "таким образом перебрали почти всех чиновников города, которые все оказались самыми достойными людьми". В дальнейшем разговоре оба собеседника не забывают постоянно одаривать друг друга комплиментами. После обеда оба собеседника удаляются в кабинет, чтобы, наконец, заняться предметом, ради которого Чичиков и приехал в губернию. Манилов, услышав просьбу Чичикова, очень растерян.

"- Как-с? извините…я несколько туг на ухо, мне послышалось престранное слово…
- Я полагаю приобресть мертвых, которые, впрочем, значились по ревизии как живые, - сказал Чичиков".

Манилов не только несколько глуховат, но к тому же отстал от окружающей жизни. Иначе он не удивился бы "странному" сочетанию двух понятий: душа и мертвая. Манилов интересуется, с землей ли хочет купить души Чичиков. "Нет, на вывод", - отвечает Чичиков. Можно предположить, что Гоголь здесь имеет в виду вывод из ада. Помещика, не знающего даже, сколько крестьян у него умерло, заботит, "не будет ли эта негоция не соответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим видам России". В момент разговора о мертвых душах Манилов сравнивается со слишком умным министром. Здесь ирония Гоголя как бы нечаянно вторгается в запретную область. Сравнение Манилова с министром означает, что последний не так уж и отличается от этого помещика. Манилова окончательно успокаивает пафосная тирада Чичикова о его преклонении перед законом: "закон - я немею пред законом". Этих слов оказалось достаточно, что бы так ни в чем и не разобравшийся Манилов подарил крестьян.

Билет 16, вопрос 1

В лирике Лермонтова выражен революционный протест против рабства, против всеобщей приниженности и подавленности, характерной для эпохи реакции. Личная судьба поэта и общественно-политическая обстановка эпохи реакции наложили отпечаток на его поэзию. Неудовлетворенность существующим носит у Лермонтова активный характер. Стихи для него - орудие борьбы, и его разочарование переходит в гневный обличительный протест против общественно-политических устоев самодержавной России. Одной из центральных тем в его творчестве является тема поэта и поэзии, ей посвящено много стихотворений. Уже в юности Лермонтов имеет ясный и определенный взгляд на то, что должен воспевать в своем творчестве настоящий поэт. Он хотел, чтобы поэзия звала людей активно любить родину и свободу. Об этом он говорит в своем стихотворении “О, полно извинять разврат”, посвященном Пушкину: поэт должен воспевать свободу и не склоняться ни перед кем. Поэт - это человек, одаренный “высокой мыслью и душой”, ни перед кем не склоняющий “гордого чела”, ничего не страшащийся. Однако в современной действительности Лермонтов почти не видел таких поэтов. Острая и меткая характеристика литературы тех лет дается поэтом в стихотворении “Журналист, читатель и писатель”. В связи с политической реакцией в 30-е годы XIX века значительная часть русских литераторов стремилась уйти от острых вопросов жизни, ограничиться незначительными безопасными темами. Такими писателями литература превращалась в развлечение.

В 1837 году после безвременной гибели Пушкина прозвучал “голос страсти благородной” Лермонтова. Он создал стихотворение “Смерть поэта”. Его волновали противоположные чувства: любовь и ненависть, скорбь и гнев, восхищение и презрение. Для него Пушкин - идеал поэта и человека, увенчанный при жизни “торжественным венком” славы. Он “дивный гений” с “чудной силой” таланта и “чудными песнями”. Особенно восхищает Лермонтова его “свободный, смелый” поэтический дар. Лермонтов восторженно относится к поэту и глубоко скорбит о его гибели, в ней он обвиняет “жадную толпу, стоящую у трона”. Он бичует “завистливый и душный свет”, “палачей свободы* и считает, что смерть Пушкина должна быть отомщена:

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

Это обличительное гневное стихотворение быстро разошлось по всей стране и прославило имя автора, утвердив его как поэта.

История русской поэзии, пожалуй, еще не знала стихов подобной силы, с таким обнаженным политическим смыслом и, главное, со столь открыто названным адресом. Эпитетами “праведная кровь”, “вольное сердце”, “гордая голова”, “свободный, смелый дар”, “завистливый, душный свет”, “черная кровь”, “жадная толпа”, “ничтожные клеветники” Лермонтов выражает свое отношение к свету и Пушкину, активно направляя и чувства писателя, раскрывает трагедию одиночества поэта, живущего в таком обществе. Написав это стихотворение, Лермонтов заявил о себе не только как о поэтическом наследнике Пушкина, но и как о преемнике его вольнолюбия. Судьба Пушкина стала его судьбой.

В 1841 году Лермонтов написал стихотворение “Пророк”. Как и Пушкин, автор называет поэта пророком, роль которого заключается в том, чтобы “глаголом жечь сердца людей”. Пушкин в стихотворении “Пророк” показал поэта до того, как он приступил к высокому служению. Лермонтов в своем одноименном стихотворении изображает судьбу поэта, осмеянного людьми за свою проповедь. У Лермонтова это трагическое осмысление темы. В стихотворении пророк сам говорит о своей судьбе. Пророк-поэт, наделенный даром всеведения, научился читать “в очах людей” “страницы злобы и порока”.

Провозглашать я стал любви

И правды чистые ученья, -

В меня все ближние мои

Бросали бешено каменья.

То есть его проповедь и правда вызвала в людях озлобление, и пророк оставляет города, бежит в пустыню, где общение с природой приносит ему нравственное удовлетворение.

И звезды слушают меня,

Лучами радостно играя.

Лермонтов обвиняет общество в том, что оно презирает истинную поэзию. Белинский относил это стихотворение к лучшим созданиям поэта: “Какая глубина мысли, какая страшная энергия выражения! Таких стихов долго, долго не дождаться России”.

Билет 18, вопрос 2

 

Мучительные переживания одиночества, ощущение бесприютности, бесплодности существования, мертвая скука, жгучая и бессменная, “как пламень”, печаль — вот основные черты лирического героя М. Ю. Лермонтова.
    Многие современники поэта были людьми бесконечно одинокими, замкнутыми в себе, они ощущали вокруг лишь леденящую пустоту, ничто не могло согреть их сердце, да и сами они не излучали душевной теплоты. Лермонтов сумел передать атмосферу своего времени, настроения своих современников. Он ощущал боль своего поколения острее других, он постиг духовные потрясения в атмосфере подавления неординарной личности...

    Во второй половине 30-х — начале 40-х годов пылкость чувств, мятежность сменяются глубокими раздумьями, философским поиском. Преобладает не тема одинокого романтического героя, а тема печальной, изверившейся, одинокой души поэта. Лермонтов говорит о своем одиночестве, о своей усталости и тоске. Он пытается и не может найти вокруг “души родной”, его некому поддержать в трудную минуту. Поэтому им овладевает дух уныния: он скучает в настоящем и ни к чему не стремится в будущем.

    И скучно и грустно, и некому руку подать
    В минуту душевной невзгоды...
    Желанья!., что пользы напрасно и вечно желать?..
    А годы проходят — все лучшие годы!

    В этом унылом одиночестве ощущает поэт бег времени и понимает, что он не в силах ему противиться, ибо жизнь его — “такая пустая и глупая шутка”, а все радости, муки, страсти и желания ничтожны. И он продолжает одиноко существовать на этой Земле, покорный судьбе:

    Один я здесь, как царь воздушный,
    Страданья в сердце стеснены,
     И вижу, как судьбе послушно
    Года уходят, будто сны...

    Поэт уже ничего не хочет от жизни, он ни о чем не жалеет. Вновь, как в “Парусе”, он желает лишь свободы и покоя, но ищет он их уже не в буре, а в забытьи, во сне.

    Уж не жду от жизни ничего я,
    И не жаль мне прошлого ничуть,
    Я ищу свободы и покоя
    Я б хотел забыться и заснуть!

 

Билет 19, вопрос 2

Одним из самых удачных и трогательных произведений военной поры является стихотворение К. Симонова «Жди меня», посвящённое любимой женщине поэта – Валентине Серовой. 

Написанное в 1941 году, уже в феврале 1942 года, когда под ударами советских войск гитлеровцы откатились от Москвы, «Правда» опубликовала это стихотворение, завоевавшее вскоре сердца читателей. Солдаты вырезали его из газет, переписывали, сидя в окопах, заучивали наизусть и посылали в письмах женам и невестам.
По жанру лирики стихотворение можно отнести к посланию, поскольку оно обращено к конкретному лицу (В.С.). Стихотворение состоит из трёх строф, длина которых 12 стихов. Перекрёстная рифмовка задаёт своеобразный ритм произведению. Пафосность нисколько не портит это стихотворение, а наоборот, заставляет перечитывать его снова и снова.
Всё стихотворение читается как письмо с фронта любимой и далёкой женщине. Оно звучит как заклинание, как молитва. Ключевое слово здесь – жди, повторяющееся много раз, наводит на мысль о том, что именно от этой способности женщины в конечном итоге и зависит жизнь и победа.
Каждая строфа начинается словами «жди меня, и я вернусь» - это главная мысль произведения. Она проста и по-житейски понятна, но, с другой стороны, это своеобразное заклинание звучит как «Аминь» в молитве. Без него всё произведение потеряло бы общую эмоциональную направленность, целостность.
Первая строфа говорит нам о времени и условиях ожидания: «жёлтые дожди», «снега», «жара». Читатель понимает, что «ждать», на самом деле, не так просто: «других» уже «не ждут»; писем уже не приходит; надоедает ждать всем. Но тоска и безысходность не должны взять верх над женщиной, которая по-настоящему любит, ибо только в этом случае мужчина может вернуться. Должен. Симонов так и говорит: «Я вернусь». С условием, что его будут «ждать», но не просто, а «очень».
Вторая строфа уже не читается написанной от первого лица. Кажется, что горечь поражения проскальзывает в каждой её строчке (повторюсь: стихотворение написано в 1941 г., когда ещё неизвестен был исход войны). Однако незыблемая уверенность, которая перекликается с ожиданием скорой победы, читается здесь. «Пусть поверят сын и мать», «пусть друзья устанут ждать», действительно, могут забыть все, кроме той, единственной, которая не должна забывать, не имеет права. Поэтому твёрдое «жди» звучит здесь почти как приказ на фронте, который не обсуждается. Автор абсолютно уверен в том, что тризна, «помин души», откладывается на неопределённый срок. И эту уверенность он также передаёт читателю.
Третья строфа звучит как гимн любви, «смертям назло». Посторонние люди скажут, что это везение. Нет. «Не понять не ждавшим им», что ожидание, замешенное на огромной любви, приправленное верой и надеждой может творить чудеса. Оно способно даже спасти от пуль «среди огня». Но это секрет только для двоих. Об этом «будем знать только мы с тобой». Но тайна раскрывается просто, «просто ты умела ждать». Ждать так, как может ждать только русская женщина, только в лихолетья – «как никто другой».
С одной стороны, личное и интимное, предназначенное для двоих, с другой стороны, открывающее целый мир, масштабное. Его можно читать и тихо, шёпотом, а можно громко, во весь голос. В любом случае, это будет хорошо. Именно такого не хватало на фронте, вдали от любимых и родных. Такая поэзия помогала выжить в нечеловеческих условиях, отвечала на вечные и бесконечные жизненные вопросы. «Жди меня» Симонова стоит особняком, поскольку затрагивает самые нежные струны человеческой души. Это произведение о любви, хотя это слово ни разу там не упоминается, но каждый, открывающий его для себя вновь и вновь, это понимает. И, как всякое великое искусство, оно делает человека лучше, чище и нравственно богаче.