16 ноября 2018
карта сайта

Блоги пользователей сайта СПОРТ В ТВОЕМ ДВОРЕ


Здесь Вы найдете информацию, которую добавляют на сайт СПОРТ В ТВОЕМ ДВОРЕ наши блогеры - авторы персональных сетевых журналов (блогов). Статьи появляются на этой странице в хронологическом порядке (последняя из добавленных записей находится в самом верху). Вы можете почитать все статьи каждого блогера в отдельности, выбрав в меню слева (большой зеленый столбец) имя конкретного автора.
Любой посетитель нашего сайта может завести здесь свой блог. Сообщите нам о своем желании стать автором блога - и Вы получите возможность делиться своими впечатлениями, наблюдениями и опытом с широкой аудиторией любителей спорта и поклонников здорового образа жизни.

avatar

Статьи, эссе, доклады, истории и поэмы на русском и английском языках

Истории с продолжением. История одного сокровища. Глава третья

Буквально через пару часов Уголькова и Финалин уже были в аэропорту.
- Как вам удалось так быстро все устроить? - удивилась Аня. - Мне казалось, что такие дела делаются очень долго, а сейчас я едва успела забежать домой за деньгами и документами.
- Работа журналиста имеет свои плюсы, - улыбнулся Финалин. - Когда очень много летаешь в связи с командировками, поневоле заводишь себе очень полезные знакомства в аэропорту.
- Игорь, брат! - раздался позади них вопль. Аня обернулась и увидела двухметрового мужчину в форме работника «Домодедово». Он улыбался во все 32 зуба и махал рукой ее спутнику. - Сколько лет, сколько зим! По делам летишь в Питер или развлекаться? - он подбежал к Финалину и крепко стиснул его руку.
- Юра, как я рад снова тебя видеть! - воскликнул Финалин в ответ, тоже сияя улыбкой.
- До твоего рейса еще есть время, пойдем перетрем за кружечкой пива? - предложил Юра, и тут его взгляд упал на Уголькову. - Ба-а-а, да ты с дамой! Мои поздравления, дружище!
- Она… эмм… коллега по работе, мы вместе летим в командировку, - несколько холодно пояснил Финалин.
- Ну, пусть будет коллега, если тебе так хочется, - подмигнул Юра и поклонился Ане: - Разрешите представиться и отрекомендоваться, Юрий Зацыкин, специалист по социально-трудовым отношениям.
- Анна Уголькова, - представилась Аня и решила придерживаться версии Финалина - незачем постороннему человеку знать всю ее подноготную. - Я коллега Игоря.
- Действительно коллега? - хитро прищурился Зацыкин. - Ну, как знаете… Ладно, не буду вам… э-э-э… мешать. Когда прилетишь, то отыщи меня, посидим, поговорим, расскажешь о своей «работе», - Зацыкин недвусмысленно скосил глаза на Аню, которая сделала вид, что ничего не заметила, а Финалин густо покраснел. Приятно было познакомиться, леди, - он кивнул Угольковой, хлопнул по плечу Финалина и направился прочь.
- Простите за этого клоуна, - виновато сказал Ане все еще красный Финалин. - Он у нас большой шутник; но не всегда замечает, как переходит границы.
- Ваш друг довольно милый человек, - деликатно сказала Уголькова, - все в порядке. – Они шли молча, потом сели в зале ожидания, и Аня полюбопытствовала: - Гринев сказал, что вы пишете статьи с литературным уклоном. Это как?
- Это только звучит интересно, на самом же деле… - вздохнул Финалин. - Допустим, в каком-нибудь городе открылся очередной памятник Пушкину. Об этом, конечно же, должны написать в газетах. И вот меня сажают в самолет, я прилетаю на место событий, пишу статейку примерно на 250 слов и улетаю обратно. Иногда бывает что-то и поинтереснее, например, литературная конференция или съезд современных писателей. Тогда уже материал покрупнее, это куда приятнее, чем писать про памятники. Но эта работа затягивает и, плюс, дает мне средства к существованию… - как бы оправдываясь, сказал Финалин.
- Но вы бы с куда большим удовольствием занимались чем-нибудь другим, - закончила за него Уголькова. - Так зачем же себя терзать?
- Это единственное, что я умею, - развел руками Финалин. Я всю жизнь мечтал стать журналистом, учился кучу лет, был безумно счастлив, когда меня приняли на работу, когда напечатали мою первую статью… А потом пыл как-то угас, наверное, после первых двух десятков памятников, - горько усмехнулся он. - Мне бы хотелось писать о чем-то более важном, чем открытие очередной бездушной груды камней в какой-то глубинке, чем обсуждение древними книжными червями столь же древних, как они сами, книг, о которых уже было сказано все, что только можно. Я хочу писать о живых людях, об их проблемах, помогать им по мере своих сил, чтобы получать удовлетворение от своей работы, чувствовать, что я нужен обществу. А какая людям польза от такого: «Сегодня в Тмутаракани прошла конференция на тему “Люди старше 80, читающие Дарью Донцову”», - передразнил он, может быть, самого себя. - Просто противно писать о таком. Извините, конечно, что выдал вам такую лекцию, и не будем об этом.
Угольковой захотелось как-нибудь приободрить своего спутника, но она чувствовала, что не в состоянии найти нужных слов. Ей и в голову не приходило, что человек может быть настолько не удовлетворен своей работой, потому что она всегда обожала свою школу. Поэтому она просто сидела молча, наблюдая, как на табло отправления одни рейсы сменяются другими. Наконец металлический женский голос объявил:
- Пассажиров, летящих рейсом номер 9148 по маршруту Москва - Санкт-Петербург, просим пройти к выходу номер 43. Passengers on flight number 9148 Moscow - St. Petersburg please come to the gate number 43.
Финалин все еще выглядел мрачным, пока они стояли в очереди на посадку и шли по рукаву, но, сев в самолет, он немного оживился.
- Еще каких-то пару часов и мы приблизимся к разгадке! - подбадривал он, по-видимому, сам себя. - Вы когда-нибудь бывали в Петербурге?
- Один раз, - сказала Аня, радуясь, что ее спутник слегка пришел в себя. - Возила учеников на экскурсию. Эрмитаж, Кунсткамера, памятник Петру I - стандартная программа, знаете ли.
- А куда мы направляемся сейчас?
- Прогуляемся по набережной Невы, - заметив недоумевающий взгляд Финалина, Уголькова пояснила: - Нужно понять, о чем думала Ахматова, когда писала это стихотворение, чем она вдохновилась. Вся жизнь Анны Андреевны была связана с Петербургом, она там провела почти все время. Даже жила рядом с Невой когда-то, - задумчиво сказала она.
- Вы столько знаете о русских поэтах, - сказал Финалин с уважением.
- Работа вынуждает, - улыбнулась Аня. - Да и это так интересно, вы и представить себе не можете! Возьмем ту же Ахматову. Она начала писать стихи в раннем возрасте, но отец запретил ей подписывать ее творчество настоящей фамилией Горенко. А так как Анна Андреевна всегда настаивала на своем дальнем родстве с ханом Ахматом, то и смастерила себе псевдоним стала Анной Ахматовой. Или вот еще…
Финалин устроился поудобнее и с большим вниманием стал слушать свою новую знакомую.


******

Уголькова говорила без перерыва все полтора часа полета и прекратила только тогда, когда шасси самолета коснулись земли.
- Если бы все ученики так внимательно слушали, как вы, - мечтательно вздохнула она. - Была бы не школа, а просто сказка.
- Если бы все учителя рассказывали так же, как вы, то была бы идеальная школа, - не согласился с ней Финалин. - Я, может, тогда бы не потерял интерес к учебе. У вас, наверное, были прекрасные педагоги.
- Отнюдь нет, - к его удивлению, покачала головой Аня. - Мои учителя всегда казались мне какими-то недобрыми. У них были вечно недовольные лиц, грубые голоса, усталые и злые глаза. Они не хотели работать, они не хотели учить. И, естественно, дети не хотели учиться, а учителя только кричали о том, какие сейчас глупые и безнадежные дети, хотя они сами привили им такое отношение к школе. Поэтому я и решила стать учителем. Пора положить конец этому поколению недовольных педагогов, сказала себе я, и начать эпоху молодых энтузиастов с горящими глазами, у которых много нерастраченных знаний и нервов, которые будут хотеть научить детей, а не просто получать зарплату, занимаясь нелюбимым делом. И если не я буду первой в этом деле, то кто же? - помолчав немного, она добавила: - Сейчас в нашей школе уже довольно много молодых специалистов, и, к счастью, они все так же горят желанием работать, как и я. Если так пойдет и дальше, то дети перестанут считать школу адским логовом и полюбят ее. В какой-то мере, это тоже наша цель привить детям не только знания, но и любовь к школе.
- Да вы просто реформатор, - с уважением сказал Финалин. - В мое время таких учителей нам очень не хватало.
- Уважаемые пассажиры, мы приземлились в международном аэропорту «Пулково» города Санкт-Петербурга. Температура за бортом +25 градусов, местное время 17:50, - заговорил командир самолета. - Просьба не отстегивать привязные ремни до отключения светового табло и не вставать с мест до полной остановки двигателей.
Большинство пассажиров, правда, полностью проигнорировали сообщение и уже вовсю сновали по проходам, собирая ручную кладь с багажных полок и оживленно переговариваясь с друзьями. Через некоторое время самолет подъехал к рукаву, и все повалили к выходу, словно боясь, что рукав открыт только для нескольких избранных. Уголькова и Финалин подождали, пока толпа немного поредеет, и тоже двинулись к выходу.
В самом аэропорту они довольно быстро прошли все формальности. После таможенного контроля Аня поинтересовалась:
- У вас случайно нет здесь знакомых таксистов? А то не доверяю я этим кавказцам.
- Дэвушка, такси пожалюста, - сверкнув золотыми зубами, масляно улыбнулся ей один из вышеупомянутых кавказцев, снующих по аэропорту в поисках клиентов. - Мигом довэзу куда пожэлаешь.
- Сразу видно, что вы мало летали, - укоряющее сказал Финалин и повел Аню к выходу из аэропорта. - В таком случае такси нужно ловить на улице. Так гораздо безопаснее.
- Вам виднее, господин бывалый путешественник, - улыбнулась Уголькова. Финалин вновь покраснел и пробормотал нечто невразумительное.
Через пять минут они уже сидели в машине грязно-желтого цвета.
- Куда едем? - хмуро поинтересовался водитель, пузатый коротышка в клетчатой жилетке и лихо заломленной набок кепке.
- Арсенальная набережная, 7, - уверенно сказала Аня. - К «Крестам».

----------------------

- Шеф? Мой рейс был всего на двадцать минут позже. Я стою в аэропорту, их ни следа.
- Потому что они уже взяли такси и уехали, болван! Советую тебе сделать так же, если не хочешь потерять работу. Езжай по адресу «Арсенальная набережная, 7». Делай, что хочешь, но запиши мне их разговор и не упусти ни слова!
- Слушаюсь!