25 сентября 2018
карта сайта

Блоги пользователей сайта СПОРТ В ТВОЕМ ДВОРЕ


Здесь Вы найдете информацию, которую добавляют на сайт СПОРТ В ТВОЕМ ДВОРЕ наши блогеры - авторы персональных сетевых журналов (блогов). Статьи появляются на этой странице в хронологическом порядке (последняя из добавленных записей находится в самом верху). Вы можете почитать все статьи каждого блогера в отдельности, выбрав в меню слева (большой зеленый столбец) имя конкретного автора.
Любой посетитель нашего сайта может завести здесь свой блог. Сообщите нам о своем желании стать автором блога - и Вы получите возможность делиться своими впечатлениями, наблюдениями и опытом с широкой аудиторией любителей спорта и поклонников здорового образа жизни.

avatar

Статьи, эссе, доклады, истории и поэмы на русском и английском языках

Истории с продолжением. История одного сокровища. Глава седьмая

После ухода Гринева Финалин еще пару минут тупо сидел у стены, пытаясь осознать произошедшее. Только он поверил в успех, только все наконец встало на свои места, как ворвались двое этих одержимых, и все вновь пошло насмарку! Потихоньку чертыхаясь и морщась от боли в затылке, Финалин поднялся на ноги и почувствовал привкус крови на губах. Он бездумно вытер струйку на подбородке рукавом. «Нос, похоже, разбили», - пронеслось у него в голове.
Финалин с удивлением заметил, что в отсутствие Ани он совершенно растерялся. Ведь она являлась мозговым центром их кампании, она решала, куда идти и что делать, направляла, объясняла. Финалин и представить не мог, что он так сильно полагался на эту женщину. Без нее он чувствовал себя совершенно беспомощным.
А еще она разгадала секрет. И если бы не эти двое - Финалин, пользуясь своим одиночеством, отпустил на их счет не самое лестное замечание, - то они бы уже встретились с Ниной Викторовной и спокойно бы ехали по своим домам…
- Точно! Нина Викторовна! - воскликнул Финалин вслух и тут же выскочил из номера. Пробежав по гостинице и не обратив ни малейшего внимания на испуганные взгляды других постояльцев и персонала, он вылетел на улицу. Ему удалось быстро поймать такси. Выдохнув: «Памятник Ахматовой» на вопрос водителя о конечной цели поездки, Финалин откинулся на сиденье и попытался чуть-чуть успокоиться. У меня есть еще двенадцать часов, а я уже начинаю действовать, говорил он себе, заглушая поднимающееся волной чувство тревоги и страха за Аню. «За этот срок они ничего не сделают, а к половине шестого у меня уже будет ответ», - рассуждал Финалин, не сомневаясь, что в свете последних событий Нина Викторовна не будет рисковать и сразу скажет ему разгадку.
Водитель, видимо, счел Финалина за психически неуравновешенного (что неудивительно тот просидел всю дорогу, сжав кулаки и бормоча что-то себе под нос), поэтому постарался ехать побыстрее, чтобы поскорее избавиться от подозрительного пассажира. Но Финалину это было на руку: если бы таксист ехал медленно, он, как ему казалось, выпихнул бы его из машины и сел бы за руль сам. Наконец они доехали. Водитель, стремясь отвязаться от ненормального, взял с Финалина плату вдвое меньше положенной и уехал, довольный, что остался жив. Сам же Финалин, которому удалось немного успокоиться, подошел к памятнику, огляделся и заметил Нину Викторовну. Она с удобством устроилась на скамейке неподалеку, держала на коленях пакетик с хлебом, а в руках вязание. Иногда она прерывала свою работу, чтобы покормить кружащих вокруг нее птиц. Картина была настолько неожиданно и так не гармонировала с внутренним состоянием Финалина, что он опешил и просто стоял у памятника, наблюдая за тем, как Нина Викторовна отламывает кусок хлеба, крошит его в ладонях, сыпет на землю рядом с собой, умиленно смотрит на слетевшихся на угощение птиц и возвращается к вязанию. Он, наверное, долго бы так простоял, сам не зная почему, но женщина его все-таки заметила.
- Еще раз здравствуйте, Игорь Вячеславович! - приветливо помахала ему она.
- Э… Здрасте, - пробормотал Финалин, подойдя к ней.
- Что это вы так быстро? Я вас ждала через пару часов, не раньше… Матерь Божья, что у вас с лицом?! - воскликнула женщина, заметив состояние носа Финалина. - Нет! Не здесь! - остановила его она, как только он открыл рот. - Идемте ко мне, ваша рана нуждается в обработке. Я сварю кофе, и вы расскажете, что у вас произошло.
Нина Викторовна запихала вязание и хлеб в сумочку, крепко взяла Финалина под руку и, довольно невежливо распугав птиц, столпившихся у ее ног, двинулась вместе с ним по направлению к мемориалу. Они шли в молчании, только Нина Викторовна иногда вздыхала и озадаченно что-то бормотала себе под нос. До ее дома они добрались минут через пять. Зайдя в квартиру, Нина Викторовна тут же усадила Финалина на невероятно жесткий стул на кухне, поставила вариться кофе и захлопотала у аптечки.
- Ну, говорите, что у вас произошло, - попросила она Финалина, закончив обрабатывать его нос перекисью водорода. Он собрался с мыслями и рассказал ей все, что случилось с того момента, как они расстались.
- … И он дал мне двенадцать часов на раздумье, - закончил Финалин свою печальную повесть. Нина Викторовна в ужасе смотрела на него.
- Бедная девочка… - наконец прошептала она. - И какой злой человек… Игорь Вячеславович, что вы будете делать?
- Я планировал встретиться с ним у памятника, как он и сказал, - недоумевающе ответил Финалин. Ему тут все казалось очевидным. - Кто знает, что он сделает с Анной Павловной, если я не приду.
- Вам виднее. А вы догадаетесь? с сомнением спросила Нина Викторовна. Увидев выражение лица Финалина, она поспешила добавить: - Я нисколько не сомневаюсь в высоте вашего интеллекта, Игорь - вы же позволите называть себя так? - но тут стрессовая ситуация, может возникнуть желание ляпнуть лишь бы что…
- Тогда скажите мне ответ сами, - предложил Финалин. К его удивлению Нина Викторовна покачала головой.
- Нет. Важно, чтобы вы догадались сами.
- Но, Нина Викторовна, от моего ответа, может быть, зависит жизнь Анны Павловны, а вы не хотите мне помочь! - взорвался Финалин. Его начинала жутко раздражать эта старушенция. - Все эти ваши разговоры о высоком, о том, как важно понять все самому… Да, важно но не сейчас! Сейчас только одно имеет значение выручить Анну Павловну из беды, даже ценой того, что я догадаюсь не сам, а вы скажете мне ответ!
- Вы меня не слушаете, - вздохнула Нина Викторовна. - У вас, мужчин, какой-то синдром супермена: быстрее все узнать, ни о чем не думая, и бежать сломя голову спасать мир. Расслабьтесь, Игорь, у нас еще есть время, вы встретитесь с Гриневым только в полседьмого утра! Сядьте и послушайте, - Финалин побуравил ее взглядом и бухнулся на стул, тут же пожалев об этом и предсказав себе гигантский синяк на мягком месте. - Я всеми силами стараюсь вам помочь, даже если вы этого не видите. Я дала вам столько подсказок, но вы почему-то не приняли их к сведению. А вот Анна Павловна приняла. Потому и догадалась так быстро. И, к счастью, не успела сообщить вам.
- И что же мне теперь делать? - спросил Финалин как можно спокойнее.
- Как и раньше, слушать меня. Я попробую по-другому натолкнуть вас на мысль. - Нина Викторовна задумалась. - Вы, конечно, проходили в школе Пушкина? - получив кивок, она удовлетворенно хмыкнула. - Посмотрим, хорошо ли вы помните программу… - она откашлялась и начала:

Храни меня, мой талисман,
Храни меня во дни гоненья,
Во дни раскаянья, волненья:
Ты в день печали был мне дан.

Когда подымет океан
Вокруг меня валы ревучи,
Когда грозою грянут тучи -
Храни меня, мой талисман.

В уединенье чуждых стран,
На лоне скучного покоя,
В тревоге пламенного боя
Храни меня, мой талисман.

Священный сладостный обман,
Души волшебное светило...
Оно сокрылось, изменило...
Храни меня, мой талисман.

Пускай же ввек сердечных ран
Не растравит воспоминанье.
Прощай, надежда; спи, желанье;
Храни меня, мой талисман.

- Что скажете?
- Ну, это «Храни меня, мой талисман…», - неуверенно начал Финалин. - Конечно, мы это проходили, даже сейчас помню, что у нас в классе его человек восемь выучили…
- Ближе к делу, - нетерпеливо прервала его Нина Викторовна. - Что вы можете сказать о теме?
- Тема? - опешил от такого вопроса Финалин. - Я не помню…
- Ну ладно, - сказала Нина Викторовна, сосредоточенно почесывая подбородок. - А сами вы как думаете?
- Даже не знаю, - сознался Финалин после минутного размышления. - Ни одну из знакомых мне тем я не считаю подходящей. Разве что в литературе есть тема поэта и талисмана…
Нина Викторовна с трудом сдержала желание закатить глаза, услышав такое.
- Ладно, если сами не догадаетесь, то спросите у Анны Павловны, - сдалась она. - Вспомните, Игорь, что я говорила. Вы знаете, что у Ахматовой в «Крестах» сидел сын; так что ее заставляло стоять там такое количество времени? Вспомните все стихотворения в тетради, у них общая тема; достаточно открыть любое из них, чтобы понять ее. Вспомните, наконец, что вещь, которую вы ищете, - это самое ценное сокровище, что может быть у человека. Но в то же время оно представляет собой огромную опасность. Сопоставьте все это, и вы поймете, - сказала Нина Викторовна и хитро прищурилась: - Подумайте об Анне Павловне. Ей я сказала то же, что и вам, и она догадалась.
Финалин задумался. Он чувствовал, что ответ лежит где-то на поверхности, что он совсем рядом, осталось только руку протянуть. К тому же мысль о том, что Нина Викторовна чуть ли не на блюдечке с голубой каемочкой принесла ему эту разгадку, а он все равно ничего не понимает, задевала его самолюбие и заставляла мозг работать еще усерднее. Через несколько минут он совсем отчаялся и закрыл глаза, надеясь в глубине души, что Нина Викторовна не сочтет его недоразвитым идиотом, ни на что не способным без помощи других.
Внезапно в его голове вспыхнул образ Ани. Простое черное платье, аккуратная прическа, мобильный у уха, сосредоточенный и немного встревоженный взгляд именно такой он впервые увидел ее. А за таким незатейливым образом скрывались ум, смекалка, доброта и умение находить выход из любых жизненных ситуаций. В мозгу пронеслось: «Ну а я-то чем ее хуже?».
Финалин открыл глаза, поглядел на Нину Викторовну, выжидающе смотрящую на него, и произнес фразу, от которой на ее лице засияла улыбка:
- Я понял.