22 сентября 2018
карта сайта

Блоги пользователей сайта СПОРТ В ТВОЕМ ДВОРЕ


Здесь Вы найдете информацию, которую добавляют на сайт СПОРТ В ТВОЕМ ДВОРЕ наши блогеры - авторы персональных сетевых журналов (блогов). Статьи появляются на этой странице в хронологическом порядке (последняя из добавленных записей находится в самом верху). Вы можете почитать все статьи каждого блогера в отдельности, выбрав в меню слева (большой зеленый столбец) имя конкретного автора.
Любой посетитель нашего сайта может завести здесь свой блог. Сообщите нам о своем желании стать автором блога - и Вы получите возможность делиться своими впечатлениями, наблюдениями и опытом с широкой аудиторией любителей спорта и поклонников здорового образа жизни.

avatar

Статьи, эссе, доклады, истории и поэмы на русском и английском языках

Истории с продолжением. История одного сокровища. Глава девятая

Аня открыла глаза, не понимая, где она находится. Оглянувшись вокруг, она не сразу признала номер, который они вместе с Финалиным сняли всего сутки назад. Ей показалось, что с тех пор прошло как минимум три дня. Уголькова еще раз огляделась, пытаясь высмотреть Финалина, но его нигде не было видно. Она потянулась и села на кровати, вспоминая, как она оказалась в номере. Она смутно помнила, как они шли от памятника до гостиницы, но дальше была только чернота. Оставив эти бесплодные попытки, Аня посмотрела на часы, утверждавшие, что сейчас без пятнадцати шесть. Судя по всему, она проспала часов десять.
Поразмыслив, Аня решила, что неплохо было бы наведаться в душ. Она захватила полотенце, аккуратно сложенное на стуле, и направилась в ванную, горя желанием смыть с себя всю ту грязь, которую она услышала от Гринева этой ночью.
Тогда она пришла в себя в незнакомой комнате с каменными стенами. С неким удивлением обнаружив себя сидящей на полу, Аня огляделась. Обстановка была более чем спартанская: железная кровать (и нетрудно было догадаться, для чего предназначалось стоящее под ней ведро) и деревянный стул. В одной из стен была пробита дыра размером с альбомный лист, видимо, заменявшая окно. Аня вздохнула, вспомнив, как она тут оказалась. Пожалуй, самым обидным было то, что удар последовал от того, от кого никто этого не ожидал. Уголькова и думать забыла о Гриневе с тех самых пор, как он выгнал их из своего офиса, и уж точно она не стала бы подозревать его в слежке. А он оказался не только фанатиком, но и негодяем.
Размышления Ани о превратностях судьбы и человеческой подлости прервал стук в дверь и раздавшийся за ней голос ее тюремщика:
- Госпожа Уголькова, можно войти?
- Зачем спрашивать, если вы все равно войдете, - огрызнулась Уголькова, спешно перебираясь с пола на кровать.
- Я всего лишь пытаюсь быть вежливым, - холодно откликнулся Гринев, отпирая дверь и заходя в комнату. - Не знал, что в наше время люди предпочитают грубость…
- Где я и что вы от меня хотите? - в тон ему спросила Аня.
- Вы уже большая девочка и можете догадаться, что на вопрос о вашем местоположении я отвечать не буду, - по-прежнему холодно сказал «пушкинист». - А находитесь вы здесь в качестве заложницы.
- Зачем? - непонимающе спросила Аня. Гринев закатил глаза.
- Чтобы ваш дружок имел стимул побыстрее разгадать загадку, зачем же еще, - раздраженно ответил он. - Включите голову, Анна Павловна. - Уголькова ничего не сказала, делая вид, что осматривает комнату. - Нравится? - поинтересовался Гринев, заметив это. - Я не пытаюсь подражать бандитам из фильмов, которые кидают своих жертв в сырые и мрачные подвалы и приковывают их кандалами к стенам. Я хотел, чтобы все было сделано с максимальным комфортом.
Аня подавила желание снять туфлю и запустить ей в ухмыляющееся лицо «пушкиниста». Никогда в жизни ей так сильно не хотелось не видеть этого человека, как сейчас.
- Зачем вы пришли? Поиздеваться надо мной? - Уголькова постаралась, чтобы ее голос звучал как можно тверже.
- Как можно! - всплеснул руками Гринев, изображая поруганное достоинство. Аня подумала, что ему, должно быть, нравится играть роль клоуна. - Я хотел узнать, не желаете ли вы отужинать.
- Чтобы вы меня отравили? - фыркнула Уголькова. - Я не настолько наивна, господин похититель.
- Нет, убивать раньше времени тех, кто еще может быть полезен, не в моих правилах, - сахарным голосом произнес Гринев, но Аня внутренне поежилась: ей совсем не понравилось то, что она сейчас услышала. - Макс! Ужин для нашей гостьи! - крикнул «пушкинист», и на пороге комнаты появился Макс с жестяным подносом в руках. - Пользуйтесь моим гостеприимством, пока есть возможность, - сказал Гринев, знаком веля Максу, которому явно не нравилось изображать официанта, поставить поднос перед Аней. - Угощайтесь.
Уголькова посмотрела на поднос. Еда выглядела вполне съедобно и пахла аппетитно, но рисковать у Ани не было ни малейшего желания.
- Я не вижу причин вам доверять, - медленно сказала она. Гринев не удивился.
- Я так и думал. Но все же в глубине души я лелеял надежду, что вы будете благоразумны и… Ну, неважно. Макс! - вновь призвал Гринев своего приспешника, и тот подал ему вилку. И, к удивлению Угольковой, он пожелал сам себе приятного аппетита, опустился на стул и с преувеличенным наслаждением принялся поглощать пищу. «Значит, еда действительно чистая, - потрясенно подумала Аня. - Этот человек, наверное, сумасшедший…».
- Макс, в тебе умер повар, - заявил Гринев, подбирая вилкой остатки овощей. - Надо было тебя так и нарядить. Белый колпак и все такое. Вот бы зрелище было! - развеселился он.
- Ха-ха-ха, - уныло засмеялся Макс, почувствовав на себе взгляд шефа. Аня же, глядя на эту клоунаду, мрачно констатировала: «Да, он псих».
- Ладно, уноси, - приняв суровое выражение лица, хлопнул в ладоши Гринев. - А я еще пообщаюсь с нашей гостьей. - Макс забрал поднос и был таков, а его шеф посмотрел на Аню, которая с большим трудом поборола желание спрятаться под кровать и заставила себя смотреть в его холодные глаза. - Ну, Анна Павловна, я хотел по-хорошему: я дал вам крышу над головой, я предложил вам пищу, я вел себя как джентльмен. Вам же не понравилась комната, вы отвергли ужин и показали, что совершенно невоспитанны. И мы поступим так, - он посмотрел на Уголькову такими страшными глазами, что ей еще сильнее захотелось забиться под кровать. - Так как у меня нет сырого подвала, вы все же останетесь здесь, и я не буду вас привязывать веревкой, а тем паче цепью я не запасся. Но вам будет даровано, - Гринев сверился с часами, - приблизительно восемь часов моего общества. И я знаю, - он улыбнулся отвращению на Анином лице, - что вы меньше всего этого хотите. У вас будет право задавать вопросы и обязанность отвечать на все, что спрошу я. Иначе я за себя не отвечаю. - В этих простых словах прозвучала такая неприкрытая угроза, что Уголькова вздрогнула. - Итак, что вас гложет? Спрашивайте, пока я добрый, - вновь принялся Гринев разыгрывать роль милого дядюшки, говорящего с племянницей. - Но потом не забывайте отвечать.
Аня до сих пор не могла свыкнуться с мыслью, что ей придется провести с этим ужасным человеком всю ночь. Перспектива принудительной беседы, мягко говоря, пугала ее. Уголькова все-таки открыла рот, чтобы задать какой-нибудь самый невинный вопрос - кто знает, что он может сотворить, лучше его не провоцировать, думалось ей, - но от страха не смогла издать ни звука.
- О, я понял ваш вопрос, - протянул Гринев, насладившись испуганным видом Ани. - Он вполне естественен; я прямо-таки читаю его в ваших глазах. Я с удовольствием отвечу на него и расскажу, что я сделаю с вами после того, как вы мне скажете разгадку.
Аня вновь вздрогнула. Конечно, ей была небезразлична ее будущая судьба, но вряд ли она будет радужной, если все пойдет так, как задумал Гринев. И Уголькова не была уверена, что хочет узнать о его планах сейчас. Но «пушкинист» уже начал говорить, и от услышанного ее снова затрясло.
- После того, как мы встретимся с вашим дружком у памятника, я вежливо спрошу у него про тайну. Когда он откажется разгласить ее, аргументируя это тем, что он не догадался, Макс направляет на вас пистолет, и мы ждем от господина все-время-забываю-его-фамилию чудес интеллекта. Потом ваш ход, - Гринев гаденько ухмыльнулся. - Вы говорите разгадку, или вашему дружку конец. Подходим к концу нашего повествования. Так или иначе, я узнаю тайну и избавляюсь от вас любым удобным мне способом.
- Зачем вы мне это рассказали? - наконец совладала с собой Уголькова, проклиная предательскую дрожь в голосе.
- Надо смотреть правде в глаза, - небрежно сказал Гринев, стряхивая невидимую грязь со своей белой штанины. - Я мог бы, конечно, сказать, что отпущу вас на волю и щедро награжу золотом, но результат нисколько бы не изменился. Я при любом раскладе уберу вас с моего пути. О, я вижу новый вопрос! - оживился он и пропищал, изображая Анин голос: - «Зачем убивать, это же бесчеловечно, отпустите нас!». Я скажу зачем, - продолжил «пушкинист» уже нормальным голосом. - Ваш дружок трус, мямля и слабак, да и вы немногим его лучше. От вас никакой пользы обществу. Даже воспроизводство в вашем случае не имеет смысла, вы способны родить лишь себе подобных бесполезных детей.
- Нет! - крикнула Уголькова, которой надоело выслушивать гадости в свой адрес. Ее уже даже возможные последствия не заботили. - Неправда! Игорь замечательный человек, да и я кое-чего уже достигла в жизни!
- Неужели? - в тихом голосе Гринева было столько яда, что Аня тут же вспомнила о всех придуманных ею последствиях. - Если ваш дружок не трус, тогда почему он там, а вы здесь? Почему он не постоял за вас? Если он не мямля, то почему не дал нам достойный отпор? Если он не слабак, то почему отлетел к стене от одного-единственного удара? Где ваш великолепный Игорь сейчас, когда мы ведем эту беседу? Наверняка он уже далеко от Санкт-Петербурга; он бежал, позабыв про тайну и про вас, озабоченный лишь спасением собственной шкуры… Вам достаточно доказательств? Он трус и… - Гринев выплюнул последнее слово, - … неудачник.
- Это ложь! - возмутилась Уголькова и в ярости вскочила с кровати. - Если среди моих знакомых и есть неудачник, то это вы!
Наступила звенящая тишина. Гринев поднялся со стула, наклонился над ухом Ани, и та тут же пожалела о сказанном.
- Я могу убить вас прямо здесь и сейчас, - прошипел он, - и никто никогда не узнает, где вы и кто повинен в вашей смерти. Я до сих пор не сделал этого не из-за уважения к вашей никчемной жизни, - он наклонился еще ниже, и у Ани от страха перехватило дыхание, - а из-за того, что вы пока мне нужны. Но считайте это первым и последним предупреждением, - Гринев отступил, и Уголькова упала на кровать как подкошенная. - Вопросов у вас больше нет, но у меня есть что рассказать вам, - неожиданно спокойным голосом сказал он. Видя, что Гринев вновь надел маску добродушного дядюшки, Аня немного успокоилась и постаралась не думать об уготованной им с Финалиным участи и об угрозе «пушкиниста».
На протяжении всей ночи Гринев поддерживал образ хорошего человека и говорил всякую чепуху, иногда приправляя ее философскими риторическими вопросами вроде: «Зачем мы живем?» и «Одни ли мы во Вселенной?». Свое истинное лицо он показывал, лишь когда замечал, что Анина голова клонится на плечо, и девушка засыпает. Тогда он вскакивал со стула, шагал по комнате, выкрикивая оскорбления и напоминая ей о своей угрозе. В такие минуты Аня вжималась спиной в стену и всерьез жалела о том, что она не привидение. Гринев ей так опротивел, что она даже обрадовалась, когда он посмотрел на часы и сказал:
- Пора на встречу с господином… Опять забыл. Ну, вы меня поняли. Макс! - позвал он, и его приспешник тут же возник в дверях. - Займись ей.
Все дальнейшее происходило в каком-то тумане. Аня смутно помнила, как ее затолкнули в белую машину, как Гринев разговаривал с Финалиным, и как она вставляла какие-то слова в их беседу… Уголькова только сейчас осознала, что Гринев ни разу не воспользовался шансом убить их. Даже когда выяснилось, что тайна не оправдала его надежд, он не буянил, а просто сел в машину и уехал. «Странный он, может, даже немного сумасшедший», - подумала Аня, нежась под струями теплой воды. Она не сомневалась, что больше никогда не увидит «пушкиниста».
Уголькова вышла из ванной, чувствуя себя свежей, чистой и полностью отдохнувшей. Она подумывала о том, чтобы чем-нибудь перекусить, как раздался стук в дверь. Она очень удивилась, но все же пошла и открыла ее. На пороге сказал Финалин.
- Зачем стучаться в свой собственный номер? - поинтересовалась Уголькова.
- Затем, что я забыл ключ, а без него дверь с моей стороны не открыть, - смущенно ответил Финалин. Аня хихикнула. - Ну и еще потому, что вваливаться без предупреждения невежливо. Даже если ты с цветами, - с этими словами Финалин жестом фокусника достал из-за спины букет красных роз. Аня прижала руки ко рту, выглядя потрясенной и восхищенной одновременно.
- По какому поводу? - тихо спросила она, чуть придя в себя.
- Просто так, - пожал плечами Финалин и шагнул в номер.
Аня посмотрела на цветы, благоухающие, наверное, на всю гостиницу, потом подняла взгляд на человека, принесшего их ей. Он улыбался. И Уголькова впервые по-настоящему осознала, что имела в виду родственница Финалина автор английского стихотворения и о чем говорили поэты в произведениях, находящихся в той старенькой тетрадке. Может, Гринев и уехал, обозленный тем, что не нашел какое-то сокровище, но два человека, стоящих в номере дешевой гостиницы и смотрящих друг на друга через букет цветов, стали сегодня богаче всех на свете.